[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Татьяна Манакова

Мысли в пути
(В поезде, по жизни и обратно)

Что есть в человеке? Много. Первые мысли о том, что в экспедиции в нем просыпается «исследователь» с его азартом, прямыми дорогами и продолжает жить личность («Я»).

В связи с этим вспоминается притча. Жил-был человек простой и очень верующий. Жил по заповедям и регулярно отмаливал грехи. Однажды он усомнился в существовании Бога и попросил некоего знака с его стороны. Сел на берегу. Через некоторое время раздался глас Божий: «Человек! Посмотри на следы на песке. Это твоя жизнь». Человек ответил удивленно: !Я вижу там 2 пары следов!». Бог: «Да, мы шли по пути вместе». Человек: «Тогда почему в некоторых местах видна только одна пара следов». Бог ответил, что там, где одна пара следов – самые трудные моменты жизни этого человека. Человек почти кричит Богу: «Как же так, ты бросил меня, когда мне было хуже всего!» Бог спокойно и заботливо: «В самые трудные моменты пути я нес тебя на руках. Поэтому там только одна пара следов».

Вопрос в том, кто в нашем случае и кого переносит на руках…

Вариант первый: «исследователь» несет «Я». Это связано с несколькими ситуациями, когда «Я» (душа) бьется в истерике – она в состоянии между жизнью и смертью (так ей кажется, хотя на самом деле – все внешне вполне благополучно) – состоянии, когда открываются истины и новые перспективы. Эти моменты тяжелы и глубоки, но после них кажется, что ты стал выше. Другие ситуации – те, когда сам человек отстраняется от ситуации, он ее переживает и сопереживает, поднимается над землей.

А может быть, второй вариант: «Я» все время, иногда почти порхая, когда-то в слезах идет, а моментами несет на руках «исследователя».

Состояние борьбы этих двух начал не постоянные. Основное или нет – не знаю.

Помню, что в работе: при общении с бабушками, на обрядах, при включении в жизнь других людей, которые отличаются от нас – «Я» и «Исследователь» идут за руки, попеременно рвутся вперед и тянут за собой другого.

Эти два начала выделяются в момент критичный – момент выбора – противоборства. Такое было перед походом на обряд, как мне казалось – точнее моей жизни, личной, но не как на части общей программы экспедиции. Но внешние силы обращались к «исследователю» и требовали, и требовали. (…)

Я думаю, что в итоге, ситуация вокруг обряда дала мне почувствовать «иное» в экспедиции и осознать, как и зачем его оберегать.

Не могу не вспомнить мою бабушку, которая в отношении исследовательском была непродуктивна – плохо говорила по-русски, не рассказывала ни про шаманов, ни про обряды и т.п. Зато мы с ней общались – общались, понимая друг друга, на смеси языков и чувств. Я несколько раз была у нее в гостях, пили чай, о чем говорили, но в этом было столько жизни и ощущения человека – настоящего, большого, глубокого, у которого душа близко и открыта.


Советуем прочитать
Произведения Татьяны Манаковой

Четвертной №17

 ©Четвертной 2002-2006