[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Федор Онуфриев

Развитие образа загробного существа на примере «Божественной комедии» Данте, «Фауста» Гете и «Писем Баламута» Льюиса

Нельзя утверждать, что со временем тот или иной образ не развивается в литературе. Литература живет и, с развитием стиля или направления в литературе, развиваются основные образы. Довольно популярны литературный образ - образ загробного существа, развитие его мы и рассмотрим.

У Данте загробный житель – это некая функциональная машина, все функции которой сводятся к тому, чтобы мучить людей. У них нет ни чувств, ни желаний – они как роботы, даже сам дьявол абсолютно не «живой», - недаром герой общается только с грешниками, которые, несмотря на физическую смерть, не утратили своей живости.

У Гете к загробным существам примыкают еще и существа из греческой мифологии – гарпии и прочие. Они уже абсолютно живые, иногда даже непокорные (как в случае с ведьмой) и уж конечно имеют свою точку зрения; вообще-то они служат своим целям в рамках общей идеологии. Мефистофель по функциям совсем не похож на Дантевских демонов – он хотя бы никого физически не мучает.

Баламут и Гнусик у Льюиса – уже совсем как люди. У загробных существ Льюисовского мира есть даже родственные отношения кроме иерархии. Они воспринимают свой долг как демонов не как призвание и смысл существования, а как любимую работу, где, к тому же, очень неплохо было бы выслужиться и стать выше по рангу, тогда как у Гете и Данте это невозможно, ранг пожизненный.

Демоны и бесы Дантевского ада не имеют никаких взаимоотношений с ангелами, Мефистофель и другие с ними серьезно соперничают и ненавидят, но взаимоотношения их минимальны, тогда как в мирах Льюиса это серьезная рабочая конкуренция – как у людей. Капитализм – принцип, который работает в реальной и загробной жизни у Льюиса. Но, конечно, это ирония как раз над классическими дантевскими образами демонов.

Образ развивается – бездушные функциональные машины Данте преображаются в живых, имеющих чувства и желания демонов Гете и потом над этими образами иронизирует Льюис, представляя демонов эдакими карьеристами. Причем в стороне нравоучительной преуспел как раз он, несмотря на иронии, как философ лучший – Гете, а Данте – явный сатирик.

 


Советуем прочитать
Произведения Федора Онуфриева

Четвертной №17

 ©Четвертной 2002-2006